Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

Размышления о «русском человеке».

Идеального «русского человека» некоторые наши «интеллектуалы» часто определяют как богобоязливого, а когда встает вопрос о соотношении любви и страха (Бога вроде было велено любить, а не боятся), приводится аналогия с воспитанием детей. Ребенок любит родителей и, боясь лишиться этой любви, следует родительским наставлениям и, тем самым, проходит процесс воспитания. Вот эта боязнь лишиться любви и есть богобоязнь.

Начнем с того, что у детей нет любви. То, что принимают за любовь, это, на самом деле, чувство глубокой привязанности ребенка к родителям. Назначение любви в том, чтобы мотивировать человека отдавать себя. Отдавать себя своим детям, отдавать себя другим людям, отдавать себя своему предназначению (самоактуализация). Для этой роли подходят только зрелые люди. Ребенку нечего отдавать. Его задача – расти и набираться сил. О какой любви у детей идет речь? Но не это ошибочное суждение пугает меня больше всего. Гораздо страшнее – мотивация воспитания через страх лишиться любви, лишиться уважения, лишиться позитивного внимания. Если в семье у ребенка действительно появляется такой страх, значит в семье уже не всё в порядке. Дети ни в коем случае не должны иметь опыта такого страха. На самом деле в большинстве семей хоть и говорят ребенку: «будь хорошим мальчиком или девочкой, а не то мы не будем тебя любить», но никто, ни родители, ни ребенок к этому серьезно не относятся. Однако и такая игра не идет на пользу.

У американского психолога Карла Роджерса есть интересные рассуждения о вреде воспитания через такого рода страхи. Роджерс называл это воспитанием через обусловленное позитивное внимание. Дети получают похвалу, внимание, одобрение и другие формы поощрения за поведение, которое от них ожидают значимые другие, особенно родители. Роджерс утверждал, что такое отношение к ребенку причиняет ущерб его становлению как полностью функционирующего человека по той причине, что ребенок пытается соответствовать стандартам других, а не определить для себя, кем он хочет быть, и добиваться этого. В таких условиях ребенок начинает оценивать себя как личность (что ценно, а что не представляет ценности для него) только с точки зрения ценности тех действий, мыслей и чувств, которые получают одобрение и поддержку («условия ценности» по Роджерсу). Этот процесс приводит к формированию таких взглядов и оценок самого себя (Я-концепция по Роджерсу), которые находятся в полном несоответствии с чувственным (организмическим) опытом и, следовательно, не служат прочной основой для развития здоровой личности. Люди с таким воспитанием должны ограничивать свое поведение под постоянным контролем разума, так как их чувственный мир часто толкает их к поведению, запрещенному воспитанием. Следствие этого – потеря непосредственности в поведении, невозможность полного и открытого взаимодействия с окружающими. Такие люди легко поддаются манипулированию. Например, воспитанному так мальчику сверстники могут сказать «Не будь девчонкой, иди и сделай это». И тогда ребенок, чтобы получить похвалу от сверстников, может сделать то, что ему не свойственно. Все это и есть образ «русского человека». А та самая душа, которую открывают на распашку только своим, в силу её легкой ранимости – это и есть истинная, но не развитая и неокрепшая личность человека, придавленная навязанной из вне Я-концепцией.

Совсем другое воспитание дает безусловное, позитивное внимание (назовём его для определенности либеральным воспитанием). Это значит, что человека принимают и уважают за то, какой он есть, без каких-либо «если», «и» или «но». По Роджерсу, единственный способ не вмешиваться в тенденцию актуализации ребенка – это дать ему безусловное, позитивное внимание. Это означает, что ребенка любят и принимают без критики и оговорок. Это ни в коем случае не означает, что ребенку разреша-ют делать всё что угодно. Но родители лишь определяют границы дозволенного, выходя за которые ребенок вполне обоснован-но получает наказание, но само наказание не должно быть ни в коем случае связано с оценкой ребенка как личности. Да и сами границы должны быть как можно шире, т.е. больше свободы.

Ребенок, воспитываемый в семье «русского человека», придерживающегося традиций, имеет много шансов стать «русским человеком». Только очень сильные личности могут переломить этот печальный ход событий. В нормальных условия либерального и демократичного общества «русский человек» обладает гораздо меньшей выживаемостью, по сравнению с человеком либерального воспитания. Многие родители, понимая это, желая добра своим детям и оставаясь всё теми же «русскими людьми», могут, тем не менее, дать им более свободное и более либеральное воспитание. Всё это дает надежду, что со временем Россия станет, наконец, нормальной страной.


А еще у «русского человека» есть духовность. Духовность «русского человека» очень странная. Она у «русского человека» самая-самая. Правда, при этом при всём, она почему-то не способна одухотворить не только чужих, но и большинство своих сограждан. К тому же, чтобы она, духовность, могла как-то выжить, её необходимо оберегать от всевозможных бездуховностей. И что ещё более удивительно, что особенно страшные бездуховности приходят из наиболее развитых стран. То есть чем более развита страна, тем страшнее приходящая из неё бездуховность. И вот что ещё интересно. А почему вообще «русский человек» решил, что его духовность духовна?

Мне вспоминается одна история, произошедшая с Робертом Вудом. Вуд как-то испытывал на себе действие наркотика ЛСД. Один раз, во время наркотического опьянения, он совершил самое значительное открытие своей жизни. Однако утром, придя в себя, не смог ничего вспомнить. В надежде всё вспомнить Вуд повторил эксперимент и действительно всё вспомнил. На сей раз он подробно записал своё открытие на бумаге. И вот что он прочел утром. «Как бы ни был длинен банан, его кожура всё равно длиннее». Эта забавная история интересна тем, что один и тот же человек одну и ту же истину (а про кожуру банана – это ведь истина) оценил в первом случае как нечто гениальное, а в другом – как смешное. Не стоит думать, что такая ситуация воз-можна только в состоянии наркотического дурмана. Все сумасшедшие, непонятые изобретатели, ученые, философы точно так же уверены в гениальности своих изобретений и открытий. Вот только в отличие от Роберта Вуда они не могут проснуться утром и критично оценить свои творения. Критичность оценки своих творений – вот качество здорового человека. Как бы не было действительно гениально творение человека, всегда после воодушевления, эмоционального подъема следует эмоциональный спад. То, что вчера казалось гениальным, сегодня кажется обычным и заурядным. Такова уж участь творческого человека – постоянно переживать эмоциональные подъемы и спады. Психически здоровый, творческий человек является самым главным критиком своих творений. Посмотрите на американскую духовность (или бездуховность с точки зрения «русского человека»). Кто как не сами американцы являются главными и самыми беспощадными её критиками. А можете ли Вы представить себе «русского человека», критикующего русскую духовность? Если таковой и найдется, он мгновенно будет записан в евреи.

Так что же такое эта самая духовность «русского человека»? Как я уже писал, российская культурная среда не способствует воспитанию психически здоровых личностей (что не так с нашей «культурной средой» я попробую написать позже). Личность, воспитанная нашей культурной средой, страдает двумя взаимосвязанными пороками. Первый порок – это не соответствие Я-концепции и организмического опыта личности. Второй, тесно связанный с первым пороком, – неразвитая индивидуальность и целый клубок «условий ценности» по Роджерсу. То есть психологическое состояние «русского человека» находится в сильнейшей зависимости от оценки других людей. Жизнь «русского человека» – это бесконечная череда депрессий, брошенных на пол пути начинаний, … . Впрочем, не хочу продолжать, всё уже описано у Гершензона. Не удивительно, что, находясь в таком состоянии, «русский человек» ищет объяснение своим страданиям или, на худой конец, пытается как то их описать. Естественный выход – вырваться из навязанной ему Я-концепции – для «русского человека» невозможен просто потому, что если кто и вырвется, то в тот же момент перестанет быть «русским человеком».

Человеческий ум изворотлив. Изворотлив и ум «русского человека». Чтобы скорлупа Я-концепции не была разорвана внутренним эмоциональным напряжением рвущегося на волю естества и хоть как-то позволяла жить, «русским человеком» бы-ла создана масса «приспособлений», «подпорок» и «заплаток». Все эти бесконечные самокопания, объяснения специфических «глубоких» и «возвышенных» переживаний, обоснования служения чему-либо, оправдывающие страдания. Весь этот дурдом и есть та самая духовность.

У Роберта Уилсона есть один интересный подход. Он разделил сознание человека на думающее и доказывающее и высказал предположение, что всё, что думающий думает, доказывающий докажет. Думающий у «русского человека» – это его Я-концепция, а вот спорить доказывающему приходится с собственным естеством (организмическим опытом), а заодно и со всеми «бездуховными», защищающими это естество. Реальная жизнь постоянно пробивает бреши в Я-концепции «русского человека» и в его голове безостановочно кипит творческий процесс, доказывающему приходится придумывать всё новые заплатки. Поэтому всё философствование «русского человека» направлено не на практические нужды, не на достижение гармонии со своим внутренним миром, не на поиск в нём основы и опоры в его деятельности. Нет. Все направлено на сохранение этой самой Я-концепции и борьбу с самим собой. Если Я-концепцию разорвет в клочья, и «русский человек» перестанет быть «русским человеком», окружающие этого не простят, а их мнение ужасно важно. Процесс борьбы с самим собой делает «русского человека» очень «начитанным», «образованным», «культурным», «озлобленным» и совершенно бесполезным для практической деятельности.

«Хорошо при свете лампы
Книжки умные читать
Пересматривать эстампы
И по клавишам стучать

Теребя мозги и чувства
Обаяньем красоты
Лить душистый мед искусства
В Бездну русской пустоты»

Как Вы думаете, кому может быть интересен труд специалиста, по каким-нибудь головоногим, кроме как таким же специалистам? Точно так же и «духовность» «русского человека» интересна только ему самому и ещё разве что тем, кто увлекается психологией.

(Е. Гринев)
Subscribe

  • Quarantine Act

    A-xa-xa-xa... c 1:13 https://www.youtube.com/watch?v=LkNX37I0bvc ему выписали тикет/штраф на $800, но про-спел-или имя неправильно, что сделало…

  • Фамилия

    Ну чо, потеря фамилии имеет под собой основание :) God commanded man what was good ; but the devil surnamed it evil, and thereby baffled the…

  • Царственные и перебежчики

    Интересный монолог индейца, рассказывающего о различных договорах между Индейскими нациями и Джоржем Вашингтоном (Корпорацией ЮНАЙТЭД СТЭЙТС)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments