Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

проблемы с целеполаганием?


"...Драйва какого-то недостает - на работе все какие можно задачи плюс-минус решены, а те, что остались - не эротят, быт  - плюс-минус обустроен, привычные способы вброса адреналина - перестали его обеспечивать, а непривычные  - не привлекают. Ну или времени на них нет.
В общем, с одной стороны - обзавидуешься, а с другой - надо то ли что-то, то ли почти все в жизни менять. И ведь знаю, что не лучший момент, что как раз вот этой стабильности и надо радоваться, использовать ее на всю катушку, ан нет - тянет встряхнуть все как следует... "


--Казалось бы, живи и радуйся. Но нет. «Oтъелись» - как раз тут депрессия и поджидает.

Не буду утомлять пересказами конкретных историй. Скажу лишь, что все страдальцы высказываются примерно в том духе, что их ничего не радует. Что в прошлом, когда им приходилось туго, они, тем не менее, были счастливы, жизнь их была наполнена смыслом.
Такое ощущение, что они даже внутренне согласны вернуться к прошлому скудному существованию. Поэтому нельзя помочь им, посулив радужные перспективы. Oни, конечно, среагируют, но ненадолго. Дальнейшее развитие событий зависит от личности. Кто-то просто начинает пить. Кто-то строить всякие «возвышенные» идеологии, оправдывая свое неприятие своего же собственного благополучия. Кто-то вдруг приходит к «пониманию», что ему нужна вера в Бога. Вариантов масса. Но все они сводятся к уходу от реальности, и депресняк прогрессирует семимильными шагами.
Еще сильнее депрессия у людей, побывавших на войне. Я знаю человека, который не может уже жить без войны. Нормальная мирная жизнь кажется ему пустой, в ней нет смысла, нет высокого. В нормальной жизни он может только пить в ожидании новой командировки.
Все эти депрессии имеют общий механизм развития. У меня есть свое объяснение, как этот механизм работает. Я полагаю, что проблема здесь в переходе от дефицитарного образа жизни (Д-жизни) к бытийной жизни (Б-жизни)(по Маслоу). Чем больше был дефицит физиологических потребностей, тем ниже порог их насыщения, а это значит, что и проблема перехода в Б-жизнь наступает раньше. Такой переход – всегда испытание для психики человека. Он часто сопровождается депрессивными состояниями и не всегда оказывается успешным. Личность может так и не выйти в Б-жизнь. Дело в том, что в дефицитарной жизни личность мотивирована страданием. Всплески положительных эмоций, состояние счастья, душевного подъема – это всегда результат победы над очередным дефицитом или страданием. В Б-жизни всё по-другому. Там надо самому находить то, что может дать нематериальную радость. А для этого надо уметь искать, надо быть инициативным, понимать себя. Жить в Б-жизни надо ещё научиться. Возможно, что человека надо учить жить в Б-жизни.

Многие люди не могут пережить эмоциональный, душевный подъем иначе, как только через преодоление чего-либо. А если преодолевать уже нечего? Тогда остаётся только преодолевать себя. Ничего удивительного в том, что для человека в таком состоянии личное благополучие становится синонимом зла. Именно в нём он видит причину своих страданий. Он начинает презирать благополучие. Точно так же, как человек, нахлебавшийся войны, начинает презирать мирную жизнь. Выхода в Б-жизнь не происходит. Человек хочет по-прежнему жить страданиями, лишениями, «умерщвлением плоти». То есть тем образом жизни, к которому он привык. Точно так же, как птица, выращенная в неволе, возвращается в клетку. Если обстоятельства складываются таким образом, что страдалец не может реально вернуться к дефицитарной жизни (добровольно отказаться от сытой жизни могут очень немногие), то такой человек начинает строить всякие проекты великого, к которому надо идти через лишения. Именно такой путь кажется ему высоко духовным. На самом деле под духовностью подсознательно понимается всё то же эмоциональное напряжение; всё то же удовольствие, блаженство, но получаемое «правильным» путем. «Правильным» этот путь является просто потому, что другого пути наш человек просто не знает. Опыт не страдательного пути оказался для него отрицательным. Он уже пережил на нём депрессию, и теперь не страдательный путь для него тупиковый, бездуховный. Хотя, на самом деле, он просто не сумел найти двери.

Понятие «духовность» объективно существует и является формой отражения деятельности нашего сознания. Это понятие – один из элементов нашего образного мышления. Образное мышление – это, своего рода, обобщение практического опыта. С позиции «точных наук» отвергать любую форму познания, в том числе образную, недопустимо. Другое дело, что любой образ – это результат не достаточно глубокого понимания явления, смесь истины и заблуждений. «Точные науки» (за ними стоит сильнейшая Б-мотивация человека – стремление к познанию) выделяют смыслы из образов и отбрасывают заблуждения. При этом происходит «приземление» образа. Он теряет эмоциональную окраску. Это естественный процесс. У Гринева по этому поводу есть даже что-то вроде притчи. Представьте себе. Вы смотрите выступление фокусника. Так вот, если Вы не знаете секретов фокусов, то Вы видите чудо и эмоционально переживаете его. Если Вы знаете секреты, то Вы видите лишь технику. Наша жизнь – это тоже своего рода фокус. Пока мы не знаем его секрет, она для нас чудо, окрашенное яркими эмоциями. Мы «видим» чудо жизни. По мере того, как мы узнаем всё больше о жизни, она теряет свои краски. Отсюда наши страхи перед познанием, желание найти нечто потустороннее по отношению к столь «жестокому» разуму. Но такой путь – самообман. Отказ от своего предназначения, своей самоактуализации не приносит облегчения и только порождает депрессию. Нельзя оставаться вечно в детстве, всё равно придётся взрослеть. Выход в другом. Надо искать новые непознанные образы, познавать их и снова искать другие, чтобы снова и снова наполнять свой мир эмоциями, «чудом» жизни. В этом и есть суть Б – жизни.

В Д-жизни деятельность человека мотивирована страданием или страхом страдания. В этой жизни если и есть проблема, что именно надо делать, то она сводится только к тому, что надо делать в первую очередь. Человек в Д-жизни приучается планировать свою жизнь, расставлять приоритеты в насущных проблемах, преодолевать себя (т.е. подавлять другие мотивы), чтобы решить приоритетную задачу. За неспособность удовлетворять дефицитарные потребности (еда, жилье, здоровье, признание окружающих, продолжение рода и т.п.) человек наказывается страданием. За успешное решение человек получает краткосрочное эмоциональное возбуждение. Чем острее дефицитарные потребности (бедность, война), тем большее страдание за неудачу и сильнее эмоциональный всплеск при успехе. Если дефицитарные проблемы идут одна за другой (а так бывает в экстремальных условиях), человек приучается «идти за ситуацией», у него не развивается способности самостоятельно ставить себе цели в жизни. Ничего удивительного в том, что если все дефицитарные проблемы будут вдруг решены, то он окажется в состоянии шахтерской лошади, которая, даже отпущенная на волю, по-прежнему ходит кругами. Но человек – не лошадь. Он не может жить вообще без эмоциональных переживаний. Причём, чем сильнее были эти эмоциональные переживания в Д-жизни (пусть речь идет и об отрицательных эмоциях), тем сильнее его зависимость от наличия эмоций в жизни. Вытащенный из Д-жизни, такой человек оказывается словно рыба, выброшенная на берег. Он начинает задыхаться, задыхаться депрессией.


 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments