Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

Россия: отреформировать реформаторов.

Вот мне и перевели интервью о российских реформах и людях их проводивших, данное Майклом Хадсоном для американской аудитории. Мнение стороннего неангажированного  наблюдателя всегда интересное чтиво, так что сам почитал - передай другому.

Poссия: отреформировать реформаторов.

27 февраля 2004 года

 Интервью Майкла Хадсона Стэндаду Шэферу, информационный бюллетень «КаунтерПанч».

 В воскресенье, 14 марта, жители России переизберут Владимира Путина на второй президентский срок. За три месяца до этого, на думских выборах 7 декабря, «Единая Россия» получила впечатляющую поддержку, которая позволит Путину переписать конституцию, принятую Борисом Ельциным 10 лет назад.

Куда пойдёт Владимир Путин? Будет ли он и дальше поддерживать олигархов, выдвинувших его преемником Ельцина? Приватизация середины 90-х годов, связанная с олигархами, уничтожила российскую промышленность и привела к падению уровня жизни, развалу коммунального хозяйства, разрушению науки, росту эмиграции и сокращению населения. Пойдёт ли в связи с этим Путин на продвижение того, что он называет «новым общественным договором»? И если да, то что это означает в практическом плане?

«Союз правых сил» (в своё время третья по величине российская партия с 32 думскими мандатами) и «Яблоко» (4 место, 16 мандатов), две правые партии, не смогли преодолеть пятипроцентный барьер, и не получат ни одного из 450 мест в Государственной Думе на время второго президентского срока Путина. Обе партии финансировал Михаил Ходорковский, богатейший человек России (его состояние оценивается в 8 миллиардов долларов), бывший глава банка «Менатеп» и компании «Юкос». Ходорковский поддерживал и другие партии, включая коммунистов. Однако 25 октября он, вслед за июньским арестом своего заместителя Платона Лебедева, был взят под стражу в Сибири за мошенничество и уклонение от уплаты налогов. В январе также были выданы ордеры на арест ещё 10 человек из руководства и акционеров «Юкоса», включая трёх, перебравшихся на Запад за своими деньгами.

Арест Ходорковского был последней каплей, вынудившей уйти в отставку руководителя администрации президента России Александра Волошина. Это действие означало несогласие ельцинской «семьи» с тем, что Путин преследует человека, банк которого финансировал скандальные залоговые аукционы 1996 года.

Вопрос сейчас стоит так – продадут ли олигархи владение российскими природными ресурсами Западу, или страна спасёт себя от результатов инсайдерской приватизации, вернув захваченное.

На Западе в основном слышно о ренационализации богатства, отданного за бесценок в девяностые. Однако в самой России Сергей Глазьев, Дмитрий Львов и другие экономисты предлагают ввести повышенный налог на доходы компаний нефтегазовой отрасли и других экспортёров природных ресурсов. Этот путь, если его примут, будет «третьим путём» экономического развития, который предлагали ещё в 1991 году западные экономисты, включая многих нобелевских лауреатов. Интересно, что на самом Западе эти идеи остались практически незамеченными.

Майкл Хадсон и Дмитрий Львов совершили множество поездок по стране, выясняя мнение специалистов, в том числе и из думских комитетов, по поводу введения в России налогообложения природной ренты.

 

Ш.: Никто не сомневается, что Путина переизберут, но есть разные взгляды на то, куда он поведёт новую Думу.

Х.: Путин подобен тесту Роршаха. Ястребы времён холодной войны опасаются его чекистского происхождения и «закручивания гаек». Неолибералы, становясь на сторону олигархов, надеющихся продать свои компании западным инвесторам, видят его попытки возродить государство, наладить сбор налогов и восстановить элементарный порядок в стране как «красно-коричневый фашизм». Вместе с тем Путин обещает, что стабильность принесёт инвесторам прибыль, и многие бизнесмены этим очарованы.

Ш.: Выглядит довольно туманно.

Х.: Можно сказать, что Путин по стилю руководства похож на Франклина Рузвельта. Последний назначал советниками и членами своего кабинета людей с диаметрально противоположными взглядами, некоторые даже считали это шизофренией. Однако Рузвельт просто хотел видеть главные вопросы со всех сторон. Его советники «уничтожали» друг друга – но это от них и требовалось.

Это же делает Путин. С одной стороны, он обязан взять в команду Германа Грефа и Анатолия Чубайса, либеральных «реформаторов», сторонников одобряемого олигархами свободного рынка. Ельцинский премьер Касьянов и глава администрации президента Александр Волошин также сохранили свои должности – Путин выполнил обещание, которое дал своим покровителям и друзьям из «семьи» Ельцина.

Однако у Путина есть и другие советники. Один из наиболее заметных – Сергей Глазьев. Будучи экономистом-рыночником ещё в конце восьмидесятых, после переворота 1993 года и «шоковой терапии» он оказался в оппозиции к Ельцину. С течением времени Глазьев пришёл к выводу, что наиболее безболезненный путь восстановления российской экономики – заставить естественные монополии финансировать расходы государства, и в результате снизить налоговую нагрузку на производителей и фонд оплаты труда.

Природная рента – добавочный доход, получаемый сверх определенной прибыли на затраченные труд и капитал. Именно её захватили ельцинские клептократы. Конфликт вокруг этой темы идёт уже десять лет.

Глазьев стал наиболее известным политиком в группе, выступающей за инвестиции в производство. Восстановление работы промышленности и высокого уровня занятости требует перераспределения налогов на экспортёров сырья. Именно сырьевые компании, приносящие постоянный «незаработанный» доход, были захвачены олигархами.

Ш.: Кто ещё из известных людей придерживается подобных взглядов?

Х.: Бывший премьер-министр Евгений Примаков, ректор Санкт-Петербургского Государственного Горного института Владимир Литвиненко, известный экономист РАН Дмитрий Львов, а сейчас также и бывший президент СССР Горбачёв.

В своих работах Дмитрий Львов сосредоточился на роли природной ренты в экономике. Сергей Глазьев был его студентом. Примаков учился в одной школе со Львовым. Их общность и послужила главной причиной того, почему Борис Ельцин так поспешно избавился от Примакова в пользу череды преемников, которые, как думал Ельцин, будут придерживаться интересов «семьи», связанных с захватом ренты.

Ш.: На Западе в основном обращают внимание на Анатолия Чубайса и другие фигуры, оставшиеся во власти после ельцинского правления, и, конечно, главным объектом интереса служит арест Михаила Ходорковского.

Х.: Во время выступления Путина в Российской торгово-промышленной палате 23 декабря президент России не упоминал «Юкос», но все поняли, о чём идёт речь. Путин уверил аудиторию в том, что не собирается пересматривать результаты приватизации, но напомнил, что в девяностых у всех был равный шанс соблюдать закон, и будет несправедливо допустить, чтобы те, кто играл по правилам, проиграли проходимцам. В условиях ельцинской неолиберальной анархии почти все приватизационные сделки были жульническими. Наиболее вопиющие из них или будут отменены, или государство потребует огромных штрафов и компенсаций.

В речи содержалась неявная угроза – если кто-то из олигархов выйдет за дозволенные рамки, он повторит судьбу Михаила Ходорковского и других акционеров «Юкоса».

Ш.: Что послужило основанием для его ареста? Это первая ласточка ренационализации олигархических захватов, или случай избирательного преследования?

Х.: Удивительно, насколько вяло западная пресса рассказывала о грандиозных мошеннических схемах Ходорковского. А вот градус поддержки, оказываемой на Западе российским клептократам, можно понять по ярости, с которой официальные лица администрации Буша и даже обычные либеральные медиа обрушились на российское правительство. США боятся, что экономический захват России может быть остановлен, российские природные ресурсы не будут продаваться по бросовым ценам, и западные инвесторы ничего не получат.

Для получения общего представления о происходящем стоит разобраться, как далеко заходила деятельность Ходорковского задолго до «Юкоса». Его банк «Менатеп» финансировал аукционы по продаже госсобственности, проводимые в пользу узкого круга лиц. Бывший участник событий поведал интересные детали в ноябрьской статье «Правды».

«Банк Ходорковского «Менатеп» был каналом, через который шли почти все серьёзные российские денежные потоки в период с 92 по 98 год. Когда мы стали заниматься толлингом алюминия, а другие занялись толлингом меди и никеля, выручка от этих операций не возвращалась в Россию. В то время премьер-министр России Силаев, вице-премьер Олег Сосковец, советник президента Александр Коржаков и спикер Руслан Хасбулатов – все советовали нам проводить платежи через «Менатеп». Это мог быть «Менатеп Кипр», «Менатеп Гибралтар», «Менатеп Женева», «Менатеп Нью-Йорк» и т.д. Когда мы продавали металл, небольшая плата уходила рабочим-сталеварам через специальный банк, часто «Ситибанк» в Нью-Йорке. Основная часть денег поступала в «Менатеп» с пометкой «для дальнейшего перевода в компанию такую-то или на счёт в банке таком-то». Кто стоит в конце цепочки – мы не знали. Это было не наше дело. Мы платили за услуги оговоренную цену, и всё. Только «Менатеп» точно знал, куда шли эти платежи после того, как мы вносили деньги на наши счета.

Суммы там были приличные, только лишь наши платежи доходили до 60 миллионов долларов ежемесячно. «Менатеп» следил за денежными потоками, и направлял средства на счета высшего руководства страны, в правительство и чекистам, организовавшим параллельную структуру власти. «Менатеп» создали именно эти люди, именно они поставили Ходорковского руководить банком, а не наоборот.

Фактически ни одного аспекта деятельности «Менатепа» не осталось в стороне от наблюдения и контроля со стороны этих людей, включая делегирование некоторых государственных функций местной мафии. С самого начала молодой лидер «Менатепа» оказывал финансовые услуги солнцевской, лубянской, уралмашевской и измайловской преступным группировкам. Через связи с Семёном Могилевичем «Менатеп» осуществил продвижение капиталов в Венгрию, а затем в США. «Менатеп» стоял за бизнесом обмена валют в «Нордексе» Григория Лучанского, и переводил значительные суммы в США.

Американский судебный процесс по делу «Авизмы» обнаружил детали гигантской схемы, с помощью которой из компании выводились десятки миллионов долларов. Ходорковский вместе с беглым банкиром Александром Конаныхиным зарегистрировали на Антигуа «Европейский Юнион-Банк», который в Комитете по домашнему банкингу и финансовым услугам назвали «прачечной КГБ, работающей с ворованными деньгами, проходившими через контролируемый КГБ банк «Менатеп», принадлежащий Михаилу Ходорковскому». Согласно следователям, вся операция координировалась СВР, и курировалась лично Александром Коржаковым.

Через Коржакова и его друзей Михаила Степашина и Юрия Примакова Ходорковский получил возможность скопировать свою схему работу для Болгарии и Венгрии. Ответственным за секретные операции в компаниях Ходорковского был Михаил Иосифович Шестопалов, бывший глава ОБХСС при МВД. Руководителем информационно-аналитического отдела «Юкоса» был Карабинов, бывший глава пресс-службы КГБ (именно он устроил конкурс «Мисс КГБ»).

Цель этой информации – не атака на Ходорковского. Всё, что он делал, направлялось и курировалось теми же самыми людьми, которые сейчас на него нападают. Чекисты были на каждом уровне «Менатепа» и «Юкоса». Politruks и pakhans наблюдали за всем. Он был predurok в системе, управляемой снаружи.

О том, что происходит, знали все. Когда мы совершали платежи, то всегда знали, кто за этим наблюдает. У нас не было прямых связей в «Менатепе», за исключением случаев, когда мы давали кредитные карточки некоторым людям из руководства. Вспоминаю, что сразу после ухода из КГБ Владимир Путин наблюдал за продажами металла, осуществляемыми мэром Собчаком.

Поэтому из падения Ходорковского не стоит делать далеко идущие выводы относительно борьбы с олигархами, или национализации. Дело не в этом. Дело в человеке, который знает, куда делись деньги, кто был бенефициаром величайшей отмывочной схемы в мире. Если такой человек решит пойти в политику – он опасен.

А вот дополнительные детали из Лондона. «Ивнинг Стандарт» сообщает, что Алексей Голубович, бывший финансовый директор «Юкоса», вызван на допрос следователями МВД, задержавшими Ходорковского. На Голубовича и Ходорковского в девяностых работала некая Елена Коллонг-Попова, но французская налоговая служба заметила её деятельность, и выставила гигантский счёт на уплату налогов. Московские хозяева Коллонг-Поповой отказались покрыть расходы, и тогда она отправила российским властям пачку документов, изобличающих Голубовича.

Пятидесятилетняя Коллонг-Попова, первый муж которой был полковником КГБ, признаёт, что между 1995 и 2000 годами через неё прошло 800 миллионов фунтов стерлингов. Из Москвы Голубович переводил деньги на счета 30 подставных компаний, открытых для него Коллонг-Поповой в оффшорах Швейцарии, Панамы, Люксембурга, на Сейшелах, в Британской Виргинии и на Багамах. В денежных переводах были задействованы остров Мэн, «Барклайз» и лондонский офис американского инвестбанка «JP Morgan Chase». Коллонг-Попова открывала банковские счета в Лондоне, незаконно используя факсимиле.

Российские следователи выяснили, что печать с подписью была использована без ведома хозяйки, и фигурирующие в деле бумаги относятся к «Юкосу», «Менатепу», «Роспрому» и «Авизме» – то есть к компаниям, связанным с восхождением Ходорковского к славе и богатству после распада Советского Союза.

«Моя работа состояла из постоянных перелётов на частном реактивном самолёте – на Карибы, Сейшелы, на остров Мэн. Это была череда роскошных отелей, дорогих ресторанов и бесконечный поток наличных для подкупа. Я уже и не помню, сколько жемчужных украшений, тысяч по 80 фунтов за штуку, купила для того, чтобы расположить жён людей, необходимых для наших хитрых отмывочных операций. «Юкос» и «Менатеп» использовали оффшорные компании для минимизации налогов и рассредоточения активов с целью избежать проблем с антимонопольным комитетом России. Надо было создать впечатление, что компании и предприятия не управляются одним человеком, хотя так оно и было» - объясняет Коллонг-Попова.

Редактор журнала «Форбс» Пол Хлебников резюмирует в «Wall Street Journal»:

«Арест Ходорковского – это не старт компании «богатых к ногтю». Это не вестник появления тоталитарной диктатуры, или национализация «командных высот» в экономике в советском стиле. Это и не случай, когда человека обвиняют в преступлениях, которые он не совершал, в стиле зрелищных сталинских процессов. Наоборот, проблема в том, что очень много известных российских бизнесменов могут быть обвинены в преступлениях, совершение которых приписывают Ходорковскому.

Так что же происходит в России? Мы наблюдаем агонию клептократии ельцинского образца. Ничего так хорошо не иллюстрирует провалы приватизационной эпохи, как безобразные залоговые аукционы 1995-97 годов, обеспечившие богатство Михаила Ходорковского. Осенью 1995 года «Менатеп» получил право проведения аукциона по покупке 45% акций государственного нефтяного гиганта – компании «Юкос». Поскольку иностранные инвесторы и конкуренты из России были дисквалифицированы, Ходорковский и пять его партнёров выкупили 78 процентов акций «Юкоса» за 309 миллионов долларов. Насколько абсурдной была эта сумма? Летом 97 года, через 2 месяца после завершения сделки, рыночная капитализация «Юкоса» на Российской фондовой бирже составляла 6 миллиардов долларов. Сегодня «Юкос» стоит 24 миллиарда.

Когда Вы тайно скупаете по дешёвке государственные активы, никогда нельзя быть уверенным в том, что Ваши права на собственность никто не оспорит. Люди всегда будут считать Вас мошенником, а правительство будет воспринимать не как владельца имущества, а как его сторожа. Представьте себе, что Маргарет Тэтчер проводила приватизацию 80-х годов в британской промышленности таким же образом. Представьте, что госкомпания «British Petroleum» была продана в 1987 году не за 40 миллиардов долларов, а за 400 миллионов, и 78 процентов компании перешло к близкому другу сына премьер-министра. Согласятся ли будущие власти Британии с таким положением дел? И если согласятся, то как будет выглядеть будущее британской экономики, выстроенное на подобном основании?

«Его арест, конечно, выглядит как избирательное правоприменение», - отмечает Хлебников, - но это лучше, чем вообще ничего не делать. Во времена Ельцина бизнесмены со связями могли запросто присваивать миллионы из казны, или даже организовывать убийства конкурентов, и всё это без единого звука со стороны правоохранителей. Результат – жестокий экономический спад и крах рубля в 1998».

Ш.: То есть процесс реформ принёс разочарование.

Х.: Неолиберальные реформаторы обещали, что собственность, переданная в частные руки, будет приносить прибыль, которую инвестируют в новые средства производства. Но этого не случилось. Оказалось легче захватить землю и недра, приносящие доход, чем разрабатывать и строить фабрики, что-то производящие. Поэтому российские потребители вынуждены импортировать товары. А экспорт нефти обеспечивает для этого валюту, увеличивая зависимость страны от импорта.

Это объясняет, почему Путин испытывает давление общественного мнения. На предстоящих выборах его воспринимают, как грозу олигархов. Например, вся Москва сейчас увешана плакатами, на которых изображены ухоженные руки в наручниках. Текст гласит – «то, что было приватизировано до 2000 года, надо вернуть». Однако, Путину пока удаётся избежать выбора между приватизационной амнистией и ренационализацией

Владимир Путин понимает, что любая политика вызовет проблемы, поэтому не делает резких движений. Амнистия ельцинской «семье» и другим приватизаторам приговорит Россию к превращению в одну из беднейших наций в мире с колоссальным имущественным расслоением. С другой стороны, отмена результатов приватизации означает конфликт с Соединёнными Штатами, спонсировавшими реформаторов, и получившими от реформ выгоды. Возможен также возврат к временам расстрела Белого дома в 1993 году, после которого были годы диктаторского правления.


Часть - 2


Tags: 90-е, michael hudson, Ельцин, Касьянов, Менатеп, Путин, Ходорковский, Чубайс, ЮКОС, ваучерная приватизация, залоговые аукционы, природная рента, реформаторы, реформы в россии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

  • Лжесвидетельство -3

    Хотела я дописать статью про лжесвидетельство, но лучше объясню на пальцах Blasphemous - committing or tending to commit blasphemy. Богохульство -…

  • Шапки Шляпника

    или титулы... Purchase -(Law) the acquisition of land or other property by means other than inheritance; acquisition of an estate by any lawful…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

  • Лжесвидетельство -3

    Хотела я дописать статью про лжесвидетельство, но лучше объясню на пальцах Blasphemous - committing or tending to commit blasphemy. Богохульство -…

  • Шапки Шляпника

    или титулы... Purchase -(Law) the acquisition of land or other property by means other than inheritance; acquisition of an estate by any lawful…