Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

Знакомьтесь – мировой правящий класс

Стивен Колатрелла
Падуя, Италия



November 24, 2011

Капитализм как система власти господствующего класса стремится изобразить политику и экономику своего общества как отдельные, не связанные друг с другом сферы. Эллен Мейксинс Вуд указывала на этот принцип во многих своих работах. На наших глазах, однако, политика то и дело становится экономикой, а экономика – политикой.

Сегодня всеобщая забастовка парализовала Португалию. Во многих европейских странах, где зарплаты невелики, принято платить за «тринадцатый» и «четырнадцатый» месяцы. Отмена этих выплат и другие негативные изменения в трудовом законодательстве – часть программы «затягивания поясов», одобренной правительством на прошлой неделе с целью удовлетворить «Тройку» (МВФ, Европейский Центробанк и Комиссию Европейского Союза). Сегодня днём «Фитч» понизил португальские долговые обязательства до «мусорного» уровня.

На улицах Каира столкновения происходят уже более 6 дней, сотни тысяч протестующих требуют от военной хунты передачи власти к гражданскому правительству, чтобы процесс демократизации, вроде бы начатый Февральской Революцией, мог бы продвинуться дальше. Standard and Poor только что опустили египетские бонды ещё ниже в «мусорном статусе».

Послание понятно – рейтинг долговых обязательств есть отражение того, насколько хорошо местное правительство подавляет общественное недовольство и рабочий класс. Это урок 1.

Урок 2.Снижение уровня долговых обязательств заставляет правительство ещё более ужесточать политику экономии. В этом и состояла цель навязываемых в течение более 30 лет программ сокращения расходов, проводимых МВФ и Всемирным банком в форме структурных реформ. Организованная, коллективная покупка или не-покупка государственных долговых обязательств – главный инструмент, с помощью которого класс капиталистов, а в особенности его самый хорошо организованный финансовый сектор, контролирует и ограничивает возможности любого правительства. Это объясняет смысл известной тирады Билла Клинтона, упомянутой в книге Боба Вудварда «Выбор», по поводу того, как рынок бондов будет влиять на его президентство.

Урок 3. «Рынок» - это абстракция. На деле речь идёт о наборе узнаваемых игроков, меньшем, чем может показаться на первый взгляд, поскольку согласованные, скоординированные или просто совпадающие действия нескольких очень больших банков и инвесторов, будучи обращены на отдельно взятую страну, могут привести к большим последствиям. Это ведёт к уроку 4. Развивается международный объединённый правящий класс, действующий через набор институтов, которые я называю, пользуясь терминологией этого самого класса, «всемирной властью». Всемирная власть включает в себя организации 4 разных типов:

Специфически международные управляющие организации сами по себе: МВФ, Всемирный Банк, ВТО, Европейская комиссия, Совет безопасности ООН, и множество периферийных организаций, связанных с энергетикой, окружающей средой, морским правом и т.д.

Неформальные собрания, некоторые официальные, некоторые нет, от ежегодного всемирного экономического форума в швейцарском Давосе до обожаемой конспирологами правого толка Бильдербергской группы, от Трёхсторонней комиссии до встречи большой двадцатки и встреч Европейского Совета. Важность этих встреч в оформлении и укреплении того, что один учёный назвал «социализацией элиты», нельзя недооценивать. Нельсон Мандела описывает Давос девяностых. Тогда Мандела был одним из наиболее известных и уважаемых лидеров в мире. Однако руководители других стран убедили его отказаться от обещаний Хартии Свободы, призывающей сделать богатство и ресурсы Южной Африки собственностью всего народа. Вместо этого – свободный рынок, иностранные инвестиции и международная торговля. Что-то оказалось более убедительным, чем жизнь, отданная революционному движению и 27-ми годам страданий в тюрьме.

Центральные банки. В любой демократической республике сейчас – это «пятая колонна». Их «независимость» - от избранных официальных лиц, конституционных ограничений и контроля со стороны народа – предварительное условие, выдвигаемое капиталистическим окружением только лишь для начала разговора, как это было при создании Европейского Союза и зоны евро. Банки и инвестиционные институты получают таким образом политическое лидерство. Управляя денежными потоками, процентными ставками, они ограничивают варианты, доступные другим действующим лицам. Однако эти банки в целом государственные, тогда как Европейский Центробанк, конечно, находится выше и вне любого контроля со стороны любого национального правительства. Именно в этом была цель его создания, да и вообще всех центральных банков сегодня. То, что новый глава Европейского Центробанка Марио Драги был способен вытеснить законно избранного (пусть и отвратительного) премьер-министра Сильвио Берлускони, не покупая итальянские государственные бонды в течение нескольких дней пару недель назад, делает понятной мою точку зрения. Инвесторы последовали за Драги, и в результате вся еврозона чуть было не опрокинулась, поскольку Драги потребовалось некоторое время, чтобы отрегулировать покупку итальянских бондов и развернуть корабль ещё раз. Но это случилось не раньше, чем стало ясно, что финансы победили, и их прямое правление, в виде неизбранного правительства во главе с новым премьером Марио Монти, бывшим главной итальянского Центробанка и бывшим сотрудником Голдман Сакс, гарантировано.

Некоторое количество частных, но коллективных игроков – банков, инвесторов и особенно рейтинговых агентств. Большая тройка Standard and Poor, Fitch и Moody’s, к которым, похоже, антитрастовые законы не относятся, поскольку любая страна, такие законы применившая, получит понижение своего рейтинга, как это случилось с США во время кризиса, связанного с изменением кредитного потолка. Однако никаких понижений для, скажем, Леман Бразерс, Беар Стернс или любых других кошмаров Уолл Стрита не было, не было расследований, уже не говоря об арестах и обвинениях. И уж совсем абсурдным будет представить, что у рейтинговых агентств отобрали лицензии, или их вовсе закрыли ради правительственного или межправительственного некоммерческого органа, занимающегося оценкой компаний и стоимости кредитных ресурсов. Сделайте что-нибудь подобное, и ваш кредитный рейтинг будет обрушен, вы потеряете много денег или будете вовсе разорены при продаже своих долговых обязательств. Не вмешивайтесь в дела правящего класса.

Эти действующие лица, хотя и отчётливо видимые, не всегда согласны между собой, время от времени у них разные точки зрения, но в целом они трудятся на стороне капитала. Они образуют международное управление как политическую силу, если хотите политическую партию, и способны к согласованным действиям. В результате процесса внутриэлитной социализации, объединяющей общественный и частный сектор, национальные и международные организации в единый класс, их взгляды становятся примерно одинаковыми. Как иначе объяснить, почему Обама, Мандела и его преемники, Лула и другие так легко пришли к одной и той же политической линии? Как иначе объяснить, почему все в «большой двадцатке» согласились с тем, что призыв премьера Греции Папандреу к национальному референдуму с целью дать народу Греции возможность определить свою судьбу самостоятельно, и решить, стоит ли платить за членство в еврозоне разрушением своей национальной экономики и самой ткани общественной жизни, был актом безумия и просто проявлением плохого вкуса?

Итак, Урок 5, суммирующий всё, что мы выучили: всякий раз, когда вы видите экономику, особенно когда она кажется нейтральной, профессиональной, технократической, как у новых правительств Греции и Италии, вы видите политику, классовую политику. И она есть не результат действия безличных, всепроникающих рыночных сил. Её осуществляют организованные классовые силы.

Моя жена недавно пришла к такому же заключению самостоятельно, когда по новостям в Италии, где мы живём, сказали, что от Италии сейчас потребуют изменить конституцию, чтобы местная власть и правительство могли сбалансировать бюджет. Эта безличная форма – «от Италии потребуют», и так существующая в виде книжной нормы в итальянском, очень хорошо подходит к описанию процесса всемирного управления, поскольку в «управлении», в отличие от правительства, никто конкретно вроде бы и не управляет. Тем лучше для тех, кто управляет на деле. Такое изменение в законах ужасно по нескольким причинам. Во-первых, итальянская конституция есть результат движения Сопротивления, освободившего страну от нацистов и фашистов, и поменять её под внешним давлением – для многих шок. Во-вторых, любое такое требование сбалансированности бюджета по существу ставит вне закона кейнсианскую экономику и большую часть социал-демократической и левой политики. Вне зависимости от того, нравится или не нравится кому-то такая политика, запрещение одной из сторон в политических дебатах от высказывания своего мнения и требование противоположной политики есть прямая противоположность тому, что из себя представляют демократическая полемика и демократические выборы.

Но моя жена Сильвия через долю секунды после этих новостей поняла самую суть происходящего: «Это то же самое, чего хотели правые в США, когда дебатировали вопрос о кредитном потолке». Это чётко сформулированная программа. Таким образом она чётко определила главное в мировой политике сегодня – кто является главным игроком. С.Райт Миллс не смог бы сказать лучше – немногие, чья способность определять историю, намного сильнее всех нас остальных, вместе взятых. Он называл тех, кого изучал, Властной Элитой, я называю тех, с кем мы сталкиваемся сегодня – международным правящим классом, а структура, через которую этот класс действует – Мировым Управлением. Со времён Миллса эта структура сильно продвинулась вперёд.

Но есть ещё один урок. Политика, НАША политика, может быть выражена в экономической форме. Активистам это иногда трудно понять, потому что требует чтения непонятных биржевых сводок, изучения процентных ставок. На первый взгляд всё это далеко от стачек, борьбы, протестов, даже от выборов, и скучно для тех из нас, кто не мечтал работать в банках или на Уолл Стрите, и поэтому там не работал. Результаты нашей борьбы не всегда сразу заметны в сложной системе.

22 октября, в последние дни пребывания Жана-Клода Трише на должности главы Европейского Центробанка, Трише, Саркози и Меркель объявили, что банки должны будут подрезать 50% своих кредитов Греции с целью спасения еврозоны. Это случилось спустя пару дней после самых яростных за полтора года агонии, сопровождающей греческий долговой кризис (классовую войну), столкновений в Афинах. Факт говорит о многом. 100 тысяч человек вышли на улицы Рима, по всему городу были столкновения с полицией. Итальянский кризис вот-вот разразится. Правящий класс сделал шаг назад от бездны, частично списав долги Греции, поскольку революция в Греции, выход страны из зоны евро и падение евро как валюты были явно нежелаемыми результатами. Первоначальный замысел был использовать евро для того, чтобы заставить Грецию отдать богатство работающего населения мировой финансовой системе, а не списывать греческие долги и обнулять богатства европейских банков.

Вчерашнее (23 ноября) фиаско немецких бондов и неизбежное падение евробондов есть аналогичный непрямой, но безошибочный результат борьбы. Оказалось невозможным защищать немецкие финансы, одновременно оплачивая классовую войну на многих фронтах в Южной Европе. Конечно, итальянских студентов, называющих себя «драконами-бунтарями» (draghi ribelli – отсылка к фамилии главы Еропейского Центробанка), греческих и португальских протестующих в конце концов заставят заплатить, потуже затянуть пояса, им опять понизят какой-нибудь рейтинг. Но они должны знать, что их борьба на улицах и площадях не останется безрезультатной.

В конечном счёте, настоящий урок нам дал Маркс: экономическая повседневность определяет интенсивность классовой борьбы, и наша борьба, таким образом, влияет на систему в целом, на её прибыльность, на инвестиционные потоки, на институциональную стабильность. Это – козырная карта в политической борьбе, от площади Тахрир до волнений в США, от предстоящих стачек в Великобритании, Греции и в других странах в ближайшие недели. Мы можем быть уверены – трещины в их воображаемом технократическом здании, биржевых котировках, уровнях прибыльности в конце концов определяются нашими движениями.

Оригинал статьи

перевод karslon  

Tags: мировой правящий класс
Subscribe

  • Сегоднай я осеротела.

    Сегодня утром Надежда Даниловна ушла от нас, в 8.45 утра. Мама моя родилась в 17 Августа 1932 году в Хабаровском Крае. Она была доброй и справедливой…

  • Маяки параллельного Мира

    Посмотрела несколько последних роликов с канала " Tолько в плюс" Они там говорят про "сбор хаваха/havah" типа сбор с людей энергии и перенаправление…

  • Cинодальные алкоголики

    Job 32:21 Let me not, I pray you, accept any man's person, neither let me give flattering titles unto man. Не позволяйте мне, прошу вас, принимать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments