Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

Углубление европейского кризиса - Часть 1


Как сказал tomasmooore  "Если лень самому писать, то надо чужое почитать. "
Предоставляю вниманию любознательной публики перевод эссе The European Crisis Deepens, известных персонажей из не менее известного института, сделаный karslon 
(сноски внутри текста работают в обе стороны. Т.e. читатель кликает на "3", перебрасывается к третей снoске, кликая там на "3", он возвращается в текст. Ccкроллить наверх - это мука. :) ). Итак,

План Моргентау... Дело Дрейфуса... Доктрина Монро... Программа "500 дней"..



Питер Бун и Саймон Джонсон

Питер Бун
– руководитель Salute Capital Management UK, иностранный старший научный сотрудник Петерсоновского института международной экономики, приглашённый старший научный сотрудник Лондонской школы экономики, председатель Effective Intervention.
Саймон Джонсон – старший научный сотрудник Петерсоновского института международной экономики с 2008 года, ранее (2007–08) экономический консультант и руководитель исследовательского отдела этого института. Он также профессор предпринимательства Рональда А. Куртца (Справка о Рональде А. Куртце; примерный русский аналог «стипендиат») в Школе менеджмента им. А. Слоуна в МИТ (с 2004 по настоящее время), член Консультативного комитета по системным решениям FDIC (Federal Deposit Insurance Corporation) и Экспертной группы экономических советников бюджетного комитета Конгресса. Авторы благодарят Институт нового экономического мышления, фонд Форда, фонд ERANDA и фонд Смита Ричардсона за поддержку.

Кризис созревает гораздо дольше, чем можно
было подумать, а потом случается быстрее, чем
можно было подумать, всё точно как в Мексике.
Всё тянется бесконечно, а случается за один вечер.

Рюдигер Дорнбуш1

Планы по восстановлению финансовой стабильности в еврозоне провалились один за другим. Предложения, находящиеся сейчас в стадии обсуждения, также, скорее всего, не принесут успеха. Стоимость займов на рынке находится на неприемлемом уровне как для многих банков, так и для значительного числа государств.
Две главные проблемы довлеют над зоной евро. Во-первых, для государств и банков в отсутствие заметной финансовой помощи возникает риск банкротств из-за проблемного госдолга. Во-вторых, результирующий недостаток кредита углубил затруднения в реальном секторе, опуская периферию Европы в рецессию. Страны, оказавшиеся в беде, нуждаются в деньгах и будут нуждаться в будущем.
Поскольку правительства, вероятно, достигли своих кредитных лимитов, некоторые комментаторы призывают Европейский Центробанк (ЕЦБ) взять на себя ношу дополнительной финансовой помощи. ЕЦБ сейчас движется по опасному пути. С одной стороны, он вынужден предоставлять «ликвидность», достаточную для предотвращения системного финансового коллапса, с другой – ограничить свою активность, чтобы избежать потери уверенности в евро, то есть таких политических и рыночных настроений, которые могут привести к быстрому распаду еврозоны.
Для спасения еврозоны необходимы 5 мер: (1) немедленная программа по разрешению ситуации с излишним госдолгом, (2) гораздо более агрессивные планы по уменьшению бюджетных дефицитов и созданию в ближайшем будущем «сверхконкурентности» у периферийных государств, (3) поддерживающая монетаристская политика ЕЦБ, (4) введение механизмов, надёжно обеспечивающих долговременную финансовую стабильность, и (5) институциональные изменения, уменьшающие возможности финансовых спекуляций и последующей нестабильности в финансовом секторе.
Европейские лидеры по преимуществу сосредоточились на возможном долгосрочном финансовом соглашении, и проведении ЕЦБ под руководством Марио Драги смягчённой кредитной политики. Остальные вопросы большей частью были проигнорированы.
Кризис уникален из-за своих масштабов и необходимости координировать 17 несопоставимых государств. Ниже мы приведём 4 примера экономических, общественных и политических событий, которые могут вызвать дефолты государств и серьёзную опасность системного коллапса. Каждый из факторов может сыграть в следующие недели, месяцы или годы, и эти риски быстро не исчезнут.

1. Последний рубеж еврозоны.

Более двух лет европейские политические лидеры обещали предпринять все необходимые усилия для спасения еврозоны. Тем не менее, проблемы нарастают, а решений не видно. Соглашениям от 27 октября и 9 декабря 2011 года не удалось переломить негативные тенденции в европейской экономике и на рынках. Как показывает рисунок 1, вероятный риск дефолта на рынке государственных бондов в последние три месяца достиг исторических максимумов. Кризис становится глубже, шире и опаснее.

Рис. 1. Пятилетняя страховка на дефолт государства, 2 января 2006 – 9 декабря 2011


Комбинация неправильной оценки ситуации, отсутствия политической воли и дисфункциональная политика 17 государств внесли свой вклад в провал попыток остановки крепнущего европейского кризиса. Мы начнём с описания наших взглядов на главные проблемы, подталкивающие зону евро к коллапсу, далее обратимся к возможным вариантам решений (хотя мы хорошо понимаем, что сложность европейских проблем делает любые решения сомнительными), и в конце опишем некоторые факторы, которые могут вызвать быстрый финансовый крах в еврозоне.

2. Ключевые системные проблемы в еврозоне.

Если бы нужно было выбрать из сложной области европейского кризиса единственный фактор, превративший события из серьёзных экономических трудностей в потенциальный коллапс, мы бы утверждали, что это – трансформация европейского рынка государственных долговых обязательств. В общих чертах это будет описано в части 2.1, а обсуждение экономических следствий будет в 2.2 и 2.3.

2.1. Европейские госбонды приобрели статус субординированных долговых обязательств (в случае дефолта они будут оплачиваться после оплаты других долгов).

В предыдущем выпуске Policy Brief мы показали, что насущные проблемы зоны евро, в основном, отражают переход между ситуацией, когда государственные долги воспринимались как «священные» (то есть безрисковые) и ситуацией, когда инвесторы начали считать, что возможен государственный дефолт 2. Ни инвесторы, ни европейские политики не понимали всех следствий того, что случаи финансовой помощи не были предусмотрены в Маастрихтском договоре, по крайней мере, до недавнего времени. Учитывая отсутствующую ранее премию за риск, необходимую для компенсации возможного дефолта, некоторые государства Европы будут вынуждены радикально снизить свой долговой уровень и пересмотреть структуру выплат.
Отношение к частным инвесторам в процессе наступающей реструктуризации греческого долга ещё чётче показало, что европейские государственные долговые обязательства несут значительный риск. 27 июля 2011 года совет министров Евросоюза, в конце концов, признал, что дефолт Греции необходим, хотя до этого этот дефолт предпочитали называть добровольным, связывая его с участием частных заёмщиков 3. Выбирая дефолт вместо спасения от банкротства, политики де-факто добавили новое условие ко всем европейским госбондам. В случае если государство-заёмщик не может финансировать свои долговые обязательства по разумным процентным ставкам, бонды могут быть реструктуризованы, если такое решение будет сочтено экономически или политически оправданным Совмином ЕС / Еврогруппой / ЕЦБ / МВФ / заёмщиком.
Вскоре после этой новости стало ясно, что Греция не может позволить предложенное решение, и нужны дополнительные средства. На встрече 27 октября 2011 года европейские лидеры объявили, что секвестр по греческому долгу PSI (private sector involvement, вовлечённость частного сектора) поднимется от 21 до 50 процентов с целью предоставления этих средств, в то время как официальные кредиторы не обещали Греции ничего 4.
Неофициальные же кредиторы-держатели греческих бондов получили новый урок: когда программы «Тройки» провалятся, их проблемы будут решаться в последнюю очередь 5. Как сообщила греческая пресса, правительство было готово поменять законы, касающиеся госдолга, таким образом, чтобы заставить неофициальных кредиторов понести потери.
Таким образом, для неофициальных кредиторов было неявно, но эффективно введено новое правило, касающееся евробондов:
В случае дефолта (i) любой неофициальный держатель бондов находится в подчинённом положении по отношению к официальному кредитору, и (ii) эмитент бондов сохраняет за собой право менять закон по необходимости для ущемления любых прав неофициального держателя бондов.
Нельзя недооценивать вред, нанесённый этими шагами европейскому рынку бондов, оцениваемому в 8,4 триллиона евро. Например, итальянское правительство выпустило займов с лицевой стоимостью в 1,6 триллиона евро. Эти бонды были куплены банками, пенсионными фондами, страховыми компаниями и обычными итальянцами как безопасные, низкодоходные инструменты, которые могут быть использованы для страховых нужд и получения дохода в будущем. Тяжело было представить, что эти бумаги могут быть когда-либо реструктуризованы, или по ним объявят дефолт.
Однако сейчас ясно, что они не надёжны. У них есть риск дефолта, и конечная стоимость может быть ограничена политическими решениями, или решениями лиц в итальянском правительстве, ЕЦБ, Европейском Союзе и Международном валютном фонде (МВФ). Инвестор, покупающий сегодня итальянские бонды, должен предвидеть результаты сложного процесса, развивающегося непредсказуемым образом. Естественно, инвесторы, учитывая такой риск, желают получить больший процент.
Инвесторы также должны тщательно взвесить плюсы и минусы официального вмешательства. Каждый раз, когда официальные кредиторы размещают займы или покупают бонды, неофициальные держатели ставятся в подчинённое положение. Официальные кредиторы, включая МВФ, ЕЦБ, и сейчас ещё Европейский Союз, продолжают требовать себе привилегированного статуса. Несмотря на большие программы финансовой помощи Греции, Португалии и Ирландии, рыночный доход по их бондам остаётся выше уровня платёжеспособности. Это частично связано с субординированной природой этих долговых обязательств. Де-факто, если не де-юре, действия Европы и превратили эти бонды в субординированные.
После инкорпорирования в долг премий за риск, Греция, Ирландия, Португалия и Италия уже не выглядят платёжеспособными. Например, с соотношением долг/ВВП в 120 процентов и премией за риск в 500 базовых единиц Италия должна отдавать 6 процентов ВВП на поддержание долговой ситуации в стабильности. Это вряд ли может быть обеспечено политически 6.

2.2 Кризис распространяется на основные европейские банки и стимулирует уход капитала с европейских окраин.

27 августа 2011 года Кристин Лагар, управляющий директор МВФ, шокировала европейских официальных лиц заявлением о том, что уровень капитализации европейских банков недостаточен 7. Она сослалась на анализ, проведённый сотрудниками МВФ, который показал, что если европейские банки будут учитывать возможные риски дефолта по государственным долговым обязательствам, то им не хватит от 200 до 300 миллиардов евро. Смелое выступление Лагар и логика её анализа вызвали глубокую обеспокоенность 8. Таким образом МВФ впервые признал, что главные банки Европы должны учитывать риск дефолта по госбондам. Правила работы европейских банков не требуют иметь капитал для резервирования госдолга (на банковском жаргоне – нормы госрезервирования), поэтому в течение многих лет банки аккумулировали эти долги, предполагая, что для их обеспечения не потребуется никаких дополнительных средств. Сейчас они должны пересмотреть своё портфолио, чтобы учесть необходимое резервирование по рискованным гособязательствам.
Однако, оценка величины капитала, необходимого для компенсации риска, предпринятая МВФ, была странной. Рынки могут учесть риск госдефолта только не выше определённого уровня. Регулирующим органам надо решить – или государства в финансовом плане безопасны, поэтому банкам требуется небольшая защита от госдефолта, или государства не безопасны. Если государства не безопасны, банкам потребуется аккумулировать достаточный капитал, подняв долю ликвидности в фондах, чтобы спастись от возможного госдефолта. Например, данные Банка Международных Расчётов показывают, что к июлю 2011 года французские банки накопили (с учётом максимального возможного риска по данным бумагам) долговых обязательств Греции, Ирландии, Италии, Португалии и Испании (ГИИПС) на 109 миллиардов долларов. Если эти государства объявят дефолт, то французские банки, безусловно, понесут большие потери на таком портфолио, что отразится, в том числе, и на собственной экономике Франции 9. Если риск дефолта госбондов не будет снят, банкам понадобится полное резервирование для того, чтобы покрыть ситуацию, в которой возможны беспорядочные дефолты.
Урок для банков ясен – задраить люки и перестать работать с проблемными государствами.



1. Интервью с Рюдигером Дорнбушем для Frontline Special, PBS, в разделе «Murder, Money, and Mexico».
2. Peter Boone and Simon Johnson, Europe on the Brink, Policy Briefs in International Economics 11-13, июль 2011, Peterson Institute for International Economics.
3. Для определения PSI в контексте еврозоны см. стр. 18 в European Financial Stability Facility (EFSF).
4. 21 июля 2011 года на встрече руководителей еврозоны была названа сумма официальной помощи в 109 миллиардов евро. 26 октября сумма в 100 миллиардов была подтверждена. В октябре МВФ не делал по этому поводу никаких дополнительных заявлений.
5. «Тройка» – неофициальное название Европейского Союза, ЕЦБ и МВФ, обсуждающих условия внешней помощи Греции и другим кризисным периферийным странам.
6. Базовая премия за риск в 500 единиц согласуется с ежегодным 10-процентным риском, который иногда служит толчком для решения о реструктуризации и означает, что вероятна 50-процентная уценка бондов.
7. Кристин Лагар, речь в Канзасе на конференции Федерального Резервного Банка, Джексон Хоул, 27 августа 2011 года.
8. Европейские политики сначала отвергли анализ Лагар, и позже Европейское Банковское Управление понизило оценку требуемой суммы до 114 миллиардов евро. Они утверждали, что МВФ не принял во внимание возможный рост цен бондов «безопасных» стран, например Франции и Германии, находящихся на банковском балансе. Мы же считаем, что анализ сильно недооценивает возможные нужды капитала, поскольку он не принимает во внимание полные макроэкономические следствия госдефолта.
9. Банк международных расчётов, таблица 9D: консолидированные иностранные требования отчитывающихся банков — предельное основание риска, квартальный обзор BIS, декабрь 2011.

Продолжение. Часть-2

Tags: Углубление европейского кризиса
Subscribe

  • self-acceptance

    I hope you get this one because you can't realize your fullest potential without this achievement. We all hunger for it. Self-acceptance is calcium…

  • Маяки параллельного Мира

    Посмотрела несколько последних роликов с канала " Tолько в плюс" Они там говорят про "сбор хаваха/havah" типа сбор с людей энергии и перенаправление…

  • Cинодальные алкоголики

    Job 32:21 Let me not, I pray you, accept any man's person, neither let me give flattering titles unto man. Не позволяйте мне, прошу вас, принимать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments