Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Categories:

Союз нарушимый лежит под машиной, или ...

....как сказал likh : "Интервью с руководителем Голдмановской юридичекой команды об аспектах выхода стран из Евросоюза."

Джон Триболати – один из руководителей юридического подразделения в отделе ценных бумаг Goldman Sachs EMEA [Europe, the Middle East and Africa, Европа, Средний Восток и Африка] и куратор юридических подразделений в Отделе управления инвестициями и Отделе инвестиционного банкинга. Ниже он рассматривает юридические следствия, которые могут возникнуть в случае ухудшения ситуации в зоне евро, и то, что делают клиенты для защиты от возможных событий.

[Вход рубль, выход десять и где заканчивается компетенция ЕС?]



Аллисон: Что может случиться, если страна предпримет односторонние действия в нарушение обязательств по конвенции ЕС? Например, если страна введёт контроль за движением капитала [деятельность государства, направленная на контроль и ограничение движения финансовых ресурсов между странами]?

Джон: Введение контроля за капиталами страной-членом Евросоюза по всей вероятности будет считаться нарушением договорённостей Евросоюза, запрещающих ограничения на свободное перемещение капитала, за очень небольшими исключениями. В концепции ЕС сейчас нет никакого механизма для исключения страны-члена из зоны евро за нарушение договорных обязательств. Есть другие санкции, кроме исключения, которые могут быть применены, но, по иронии, наиболее серьёзная санкция это оштрафовать страну-нарушителя. Думаю, в применении такой меры по отношению к стране, которая уже ввела контроль за движением капитала и рассматривает другие варианты, вроде дефолта или реденоминации [изменение нарицательной стоимости денежных знаков - без обмена старых денежных знаков на новые - с целью стабилизации валюты или упрощения расчётов], нет особенного смысла. Конечно, непокладистое государство может быть фактически исключено из Евросоюза с помощью поправки к конвенции о Евросоюзе, но это будет требовать согласия всех членов ЕС, включая упомянутое государство. Снова не очень применимое решение.

Аллисон: Каковы могут быть юридические последствия выхода страны из зоны евро?

Джон: Соглашение о Евросоюзе аналогичным образом не предоставляет механизма для выхода из еврозоны, но отказ от евро как валюты в практическом смысле может быть достигнут некоторыми другими средствами. По соглашению, страна-участник может по своей воле выйти из Евросоюза, что должно влечь за собой и выход из зоны евро. Процедура выхода включает переговоры по достижению соглашения об условиях выхода, а также прохождение и принятие этих условий различными правительственными органами в ЕС. Несмотря на то, что уходящее государство в конце концов будет освобождено от своих обязательств члена ЕС, процедура будет скорее всего сложной и займёт до 2 лет для своего завершения. Это, вероятно, чересчур большой срок, учитывая срочность мер, которые необходимо предпринять государству из-за испытываемого им финансового/фискального давления.

Государство может также искать согласия у всех остальных стран-членов ЕС по отдельности для выхода или из ЕС, или из еврозоны через поправку к договору, но такая процедура будет требовать ратификации каждым членом ЕС. Временные затраты и практические соображения, связанные с переговорами по приемлемым условиям со всеми государствами-участниками, а равно и получение единогласного утверждения скорее всего сделает и этот процесс непригодным для случая, когда требуются немедленные меры.

Хотя у этих методов могут быть практические ограничения, они в конце концов предоставляют заявителю легальный механизм выхода. Как результат, условия выхода государства-участника, включая любую реденоминацию валюты, скорее всего будут юридически признанными в ЕС и других главных юрисдикциях.

Аллисон: Что случится, если страна скажет: «Мы просто больше не можем, мы уходим из еврозоны»?

Джон: По закону каждая страна имеет суверенитет по вопросам, касающимся собственной валюты. Поэтому страна-участник может фактически выйти в одностороннем порядке из еврозоны, выпуская соответствующий законодательный акт и вводя новую валюту, без легального оформления выхода из еврозоны или ЕС. Такой метод, тем не менее, будет во многих аспектах незаконным выходом – он не освободит страну от обязательств по договорам ЕС, в рамках которых он будет нарушением. Соглашения ЕС играют приоритетную роль в разрешении правовых споров в ЕС и еврозоне. Поэтому влияние таких действий страны-участника против положений договора ЕС встретит ограниченное признание вне страны-участника, ведя к конфликтам и неуверенности. Конечно, этот способ решения проблемы хорош тем, что его можно быстро ввести для борьбы с финансовым/фискальным кризисом, но у него есть значительные негативные последствия для уходящего государства-участника. В конвенции ЕС нет актуального механизма исключения страны-участника из еврозоны или ЕС.

Аллисон: Как повлияет реденоминация на договорные отношения?

Джон: Представим, что у меня есть контракт с партнёром из периферийной юрисдикции, по которому мой партнёр должен мне евро, но местное законодательство подразумевает пересчёт обязательств моего партнёра в новую валюту, и делает незаконным платежи мне в евро. Мой первый вопрос – есть ли у меня всё ещё действующее соглашение, поскольку я никогда не заключал договор с условием получить новую валюту. Ответ будет зависеть от условий законодательства и моего контракта, но в любом случае это законодательство само по себе не делает мой контракт не имеющим силы. Возможно, что оно позволит мне разорвать мой контакт, но я рискую потерять на компенсации из-за условий реденоминации. После подтверждения того, что мой договор всё ещё в силе, возникает вопрос, насколько широко будет признана реденоминация, и, таким образом, должны ли мне евро или новую валюту.

Чёткого ответа на этот сложный вопрос дать нельзя. Но в целом, если проблема будет увязываться с существующим законодательством или с процессом выхода страны-участника, реденоминация скорее всего будет признана. Если считать решение этого вопроса менее зависящим от законодательства уходящего государства, то оно скорее всего будет ссылаться на конвенцию ЕС (которое не будет подправлено с учётом того, что происходит отделение, и будет считать, что уходящее государство по-прежнему пользуется евро), и скорее всего не будет признавать реденоминацию.

Итак, если мой контракт заключён в законодательном поле уходящей страны, или если я уже инициировал судебное разбирательство внутри уходящей страны по валюте выплаты, вероятность того, что реденоминация будет признана, высока. Напротив, если мой контракт находится в английском законодательном поле, слушается в английском суде, и имеет исковую силу по отношению к активам, расположенным вне уходящего государства, я скорее всего получу в качестве судебного решения указание партнёру заплатить мне в евро.

Аллисон: Что означает незаконная реденоминация для инвесторов или бизнесов в практическом смысле?

Джон: Предположительный мотив уходящей страны – обесценить свою валюту. Даже если обесценивание будет происходить по фиксированному курсу, скорее всего последует и реденоминация. Поэтому в случаях, когда реденоминация признаётся, например, в договорах, заключённых в юрисдикции уходящего государства – скорее всего держатели реденоминированных активов потеряют достаточно много, получив деньги в новой валюте. Это будет очень плохой результат для инвесторов и кредиторов, но с точки зрения уходящего государства это и есть вклад в его желание платить за свои обязательства меньше.
Обратите внимание на другой сценарий, который мы обсуждали, когда мой контракт не управляется законодательством уходящего государства, и я могу защищать свои интересы в суде вне уходящего государства. Я способен сохранить то, на что я согласился при заключении контракта – право, чтобы мне заплатили в евро. Для уходящего государства это создаёт значительные проблемы, связанные с незаконными элементами ухода. Поскольку пребывание государства в еврозоне остаётся неопределённым в юридическом плане, его способность достигнуть целей девальвации ограничена.

Очевидно, такой подход оставляет возможность довольно запутанной ситуации для уходящего правительства, которое может обнаружить, что держатели судебных решений, направленных против него с требованиями выплатить обязательства в евро, скорее всего подадут иски с целью получить контроль над активами, которые есть у правительства за границей. Это создаст серьёзные ограничения на способность страны участвовать во внешнеэкономической деятельности. Принимая решение об уходе именно в такой форме, уходящее государство, вероятно, осознаёт тот факт, что оно на некоторое время и до некоторой степени обрывает свои связи с окружающим миром.
Неопределённость, присущая таким действиям, возможная эффективная реденоминация губительны для иностранных инвесторов и кредиторов. Наш разговор о вероятной деноминации создаёт впечатление того, что исход таких случаев совершенно непредсказуем, делая информированное принятие решений особенно трудным.

Аллисон: А что насчёт банковских вкладов и прочего в рассматриваемой зоне?

Джон: Если у вас есть банковские вклады, или акции компаний, основанных в рассматриваемой стране, то они также скорее всего будут подвержены негативному влиянию реденоминации. К тому же депозиты вместе с ценными бумагами, которые хранятся в стране, могут в практическом смысле попасть в ловушку, если будет введено регулирование капиталов. Так что это не просто вопрос о риске деноминации, но и вопрос о способности вывести вклады, ценные бумаги и доходы из страны.

Аллисон: пытаются ли компании деятельно приготовиться к возможным рискам, возникающим из-за ситуации, из-за риска реденоминации или других типов рисков, связанных с неуверенностью в зоне евро?

Джон: Компании, очевидно, готовятся к этим неожиданностям в еврозоне. Некоторые регулятивные органы ЕС сделали отличную работу по снятию любых обвинений политического характера, которые могли бы быть выдвинуты из-за их отношения к разжижению евро, поддерживая открытое обсуждение ситуации. В первую очередь компании пытаются понять, какие риски они несут из-за возможного периферийного дефолта, реденоминации, возможного обмена валют и контроля за капиталом. Как только эти возможные риски будут оценены, они могут быть 1) хеджированы, 2) уменьшены или 3) восприняты как находящиеся на допустимом уровне. Проблема с усилиями по количественной оценке и хеджированию рисков, тем не менее, в том, что существует значительная неопределённость в вопросе, какие именно действия будет предпринимать правительство для разрешения ситуации. Всегда есть вероятность того, что ваш анализ или предложенная стратегия хеджирования окажется не подходящей должным образом к тому, что правительство действительно делает. В результате вы оказываетесь владельцем инструмента, который или не эффективен, или, что ещё хуже, теряет ваши деньги. Попытки встроить защиты от этих рисков непосредственно в контракты сталкиваются с теми же самыми проблемами, и случаются редко.

Возникает ещё один юридический вопрос. Каков приоритет законов ЕС над национальными законами, и что может германский конституционный суд сделать для того, чтобы остановить европейские процессы? Закон ЕС по своим условиям имеет приоритет над законами индивидуальных государств-членов. Регуляции ЕС имеют прямое действие на каждое государство-участник и директивы ЕС должны приниматься законодательствами стран-участниц к исполнению. Но даже в этом случае надо помнить, что ЕС требуется только для того, чтобы действовать в своей области компетенции. Аналогичным образом правительство США обладает только теми полномочиями, которые даны ему конституцией США. Если ЕС будет предпринимать действия, находящиеся целиком или частично вне его компетенции, технически они не могут иметь приоритет над делами или законами стран-участниц. Когда суды в Германии в прошлом отклоняли действия ЕС, они базировались не на приоритете германского права, но на заключении о том, что ЕС действовало вне сферы своей компетенции.

перевод karslon


Subscribe

  • Quarantine Act

    A-xa-xa-xa... c 1:13 https://www.youtube.com/watch?v=LkNX37I0bvc ему выписали тикет/штраф на $800, но про-спел-или имя неправильно, что сделало…

  • Фамилия

    Ну чо, потеря фамилии имеет под собой основание :) God commanded man what was good ; but the devil surnamed it evil, and thereby baffled the…

  • Царственные и перебежчики

    Интересный монолог индейца, рассказывающего о различных договорах между Индейскими нациями и Джоржем Вашингтоном (Корпорацией ЮНАЙТЭД СТЭЙТС)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments