Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Category:

Русский Стиль. Духовенство.

 

Историю русского духовенства нового времени следует начать с реформ Петра I в церковной области. Именно Пётр I упразднил главу pусской церкви - Патриарха и ввел вместо него Синод - коллегиальный орган управления церковью. Святейший Синод фактически должен был подчиняться Императору. Так баланс между церковью и государством впервые в российской истории был самым решительным образом нарушен в сторону государства.



Впрочем Петра можно отчасти понять. В конце 17го века влияние церкви на государственную жизнь было очень велико. Патриарх Никон, например, претендовал на сое первенство в том числе и в решении вопросов сугубо государственных. Реформатору Петру такая сильная и могущественная позиция в своем тылу была не нужна. И он поспешил нанестис русской церкви стратегический удар.

Государь - власть высочайшая. Есть надсмотритель совершенный, крайний, верховный и вседействительный. И понеже и над всем духовным чином государская власть Богом установлена есть. И того ради всяк законный государь в государстве своем есть во истину епископ епископов.

Главным результатом Петровских реформ стало униженное социальное положение духовенства. В глазах просвященой части русского общества священослужители стали подлым сословием. Кстати сказать на протяжение всего 18 века священник мог быть подвергнут публичному телесному наказанию - порке. Причем осудить его на это позорное наказание мог светский суд.

Учинить попу Даниилу нещадное плетьми наказание. Чтоб на то смотря и другим чинить таких придерзостей неповадно было.

Впрочем, не все священослужители находились в одинаково униженном положении после Петровских реформ. Высшее духовенство: епископы, архимандриты, настоятели крупных соборов, чувствовали себя в петровское время полноправными и даже привелигироваными государственными служащими.

Жалование государственное (вернее Государево). Если раньше всё что попадало в церковную кружку считалось собственностью церкви, то теперь государство наложило свою властную длань на церковные средства. Попросту, государство забирало себе всё. Возврашало лишь часть в виде жалования священослужителей, число которых,  надо сказать, значительно уменьшилось.

Появилось понятие - штаты. Крупному собору, например, по штату полагалось 3-4 священника. Остальных, так сказать, лишних, отправили за штат. Выживай как знаешь.

С церковного амвона помимо обычных проповедей на духовные темы, штатные священослужители должны были озвучивать государственную идеологию. Зачитывать реляции о военных успехах и важнейшие государевы указы. Даже в богослужениях появились невиданные ранее новшества.

Преставьте себе эту удивительную кртину. У храма Божия стоят войска. Читаются молитвы, поются песнопения, а после палят пушки, мушкеты, взлетают в небо феерверки. Колокольный звон мешается с орудийным громом,  запах ладана с запахом пороха.

А между тем, сия картина была обычным явлением в жизни Петербурга 18 века. По случаю важнейших государственных событий создавали своеобразный сценарий торжеств, - нечто среднее между военным парадом, торжественным богослужением и праздничным салютом.

Пока государство и церковь притерались друг к другу после Петровских реформ (а ушло на это более 100 лет), для обычного русского человека, не обремененного чинами, титулами и родословной, в его церковной жизни мало что изменилось. Так же как и в допетровское время ходили в церковь, так же молились и так же постились (или как тогда говорили "гoвели").

Гoветь не очень трудно. Когда дьячок начинает вычитывать длинные молитвы, я сажусь на табуртку и дремлю немножко. Или думаю и воздыхаю о грехах.

Гoвеет много народу.  И все знакомые. Лавочник Зайцев у которого я пастилу покупаю. Он всё становится на колени и воздыхает. Сокрушается о грехах. Может народу сколько обвешивал. Может и меня обвешивал, да Орешкиной не отпускал.

Пожарный тоже сокрушается, всё голову приклоняет. А какие у него, у пожарного, грехи то? -- Вон сколько народу спасает. А всё-таки боится.

Когда батюшка грустно-пригрустно произносит: "Господи и Владыка живота моего…" все рухаемс я на колени и в тишине и сокрушении вздыхаем 12 раз: "Боже, очисти меня грешного..."

После службы, на паперти раздаем нищим грошики, а то и копейки. Пусть помолятся за нас, грешных.

К середине 19 века, положение духовенства в России стало стабильным. Государство предпочитало не вмешиваться в сугубо церковные дела. Однако достаточно жестко контролировало внешнее положение церкви: ее финансы, экономическую жизнь, а главное кадровый состав епископата - высшего русского духовенства.

Всё духовенство делилось на два больших класса: черное и белое.

Белое духовенство было женатым и имело семью. Черное духовенство составляли монашествующие, которые давали монашеские обеты: безбрачия, нестяжания и абсолютного послушания Богу и своему начальству.

Белый священник назывался - иереем (термин перешёл из греческого языка, где первоначально обозначал жреца). Вершиной его продвижения по церковной лестнице мог стать чин протоиерея и настоятельство (Протоиерей обычно является настоятелем храма) в каком-нибудь крупном, богатом приходе Петербурга или Москвы.

Священник-монах именовался иеромонахом и мог с течением времени стать егуменом или архимандритом и управлять каким-нибудь монастырем.

Путь к вершинам церковной иерархии в 18-19 веках как правило проходил через духовные школы: Семинарию и Академию.

Именно из выпускников духовных школ, принявших монашество, и формировался высший слой русской церкви - епископат.

Власть епископа в русской церкви была абсолютной и бесприкословной. Русский епископат возвышался над прочим русским духовенством подобно горным вершинам Кавказа над Среднерусской возвышенностью. Архиерейский быт в 19 веке был кoлоритен и весьма разнообразен.

... поджидают карету с архиереем. Преосвещенный едет к нам в гости на Масленнцу. И вот наконец с крыши орут: "Ед-е-е-е-е-т!"

Так в сенях грохнуло, словно там стены рухнули. А в зале стекла задребеззжали, - это наши певчие с отцом-протодьяконом архиерея пением встретили.

В доме переполох поднялся, народу набилось с улицы. А блаженный Кламуша встал посреди двора на колени и воспел встречу архиерейскую. А голос у него будто козел орет. Архиерей даже вопросил: "Чего это юноша вопит? Больной што-ли?"

Архиерея ведут осторожно, под локотки. Слабым голосом вычитывает он что-то напевное возле иконы. И опять отец-протодьякон страшным голосом возопил: "Испола-а-а-а-ати деспота-а-а-а-а!"

Архиерей стал ухо потирать, поморщился. Слабенький он был, сухонький, ликом серый как зола. Произнес протодьякону: "Ну и наградил тебя Господь. Не глас у тебя, а рыквины", - болезно улыбнулся, благословил и молча дал к ручке приложиться.

Cпустившись с сияющих архиерейских высот в обычную церковную глубинку, попадаем в обычный церковный приход. Обычный сельский батюшка - рядовой солдат церковной жизни. Именно на его плечах лежала основная тяжесть духовного окормления русского крестьянства.

Деток, восемь душ. Это еще что. Вон у соседа батюшки 12 ртов уродилось, а матушка опять на сносях ходит. Жалования 90 рублей в год выходит от государя-кормильца. Дык разве ж на эти деньги прожить можно? Вон старшеньку надо замуж выдавать, - то платице ей, то платочек подавай... Сына в Семинарию надо определить - тоже средства нужны. А приход то бедный. Пятьдесят копеек за венчание высшая плата. А с убогих и этого не взять. Народ конечно хороший, смирный, однако ж темный какой-то... учи его, не учи, всё одно.

Во второй половине 19 века, начиная с эпохи реформ Александра II, ёрнические нападки на приходских священников в прессе стали считаться едва ли не хорошим тоном у столичных литераторов и публицистов (Ничто не ново под Луной :)) Их статьи имели широкой общественный резонанс, потому что они печатались в таких журналах для массового чтения, как “Современник”, “Отечественные Записки”, “Русская Речь”. Защитников духовенства было значительно меньше, да и печатались они преимущественно в духовной периодике, круг читателей которой был значительно меньше.

***
Всё о чем написано выше, составляло внешнюю историю русского духовенства. Но в церковной жизни 19 века было одно очень особенное, сокравенное явление. Речь пойдет, выражаясь современным языком, о харизматичеких личностях русской церкви, - о старцах.

Старец, по сути своей, духовный наставник, владеющий самым тонким искусством. Искусством воспитания и исправления души человеческой.

…люди специальные и компетентные утверждают, что старцы и старчество появились у нас, по нашим русским монастырям, весьма лишь недавно, даже нет и ста лет, тогда как на всем православном Востоке, особенно на Синае и на Афоне, существуют далеко уже за тысячу лет. Утверждают, что существовало старчество и у нас на Руси во времена древнейшие или непременно должно было существовать, но вследствие бедствий России, татарщины, смут, перерыва прежних сношений с Востоком после покорения Константинополя установление это забылось у нас и старцы пресеклись. Возрождено же оно у нас опять с конца прошлого столетия одним из великих подвижников (как называют его) Паисием Величковским и учениками его, но и доселе, даже через сто почти лет, существует весьма еще не во многих монастырях и даже подвергалось иногда почти что гонениям, как неслыханное по России новшество. В особенности процвело оно у нас на Руси в одной знаменитой пустыне, Козельской Оптиной.

Русские старцы в 19 веке жили, как правило, в монастырях. Они не шли с проповедью на городские площади, не печатались в газетах и журналах, не писали книг и статей, однако влияние старцев на русскую жизнь было колосальным.

Им не нужно было выходить в мир со словом Божьим, мир сам приходил к ним в уединенную обитель.

Приходил за помощю, за советом ,за исцелением, за чудом.

В Свято-Введенской Козельской Оптиной Пустыни - мужском монастыре, известного в народе под кратким именем "Оптина", жили самые известные русские старцы. Туда за духовной помощю со всей России стекались тысячи поломников. Там наряду с обычными богомольцами из простонародья стояли Гоголь, Соловьев, Достоевский.

Именно с легкой руки Фёдора Михайловича Достоевского старчество стало не тоько фактом религиозой жизни, но и культурным явлением. Особым символом русской духовности. В своем эпохальном романе "Братья Карамазовы" гениальный писатель, под именем старца Зосимы, вывел коллективный образ оптинских старцев.

Алеша почти всегда замечал, что многие, почти все, входившие в первый раз к старцу на уединенную беседу, входили в страхе и беспокойстве, а выходили от него почти всегда светлыми и радостными, и самое мрачное лицо обращалось в счастливое. Алешу необыкновенно поражало и то, что старец был вовсе не строг; напротив, был всегда почти весел в обхождении. Монахи про него говорили, что он именно привязывается душой к тому, кто грешнее, и, кто всех более грешен, того он всех более и возлюбит.

Реальным прототипом старца Зосимы был оптинский Иеросхимонах Амвросий (1812—1891) — великий подвижник земли Русской, святость и богоугодность жития которого Бог засвидетельствовал многими чудесами, а православный верующий народ — искренней любовью, почитанием и благоговейным обращением к нему в молитве…

Достоевский в 1878 году посетил великого старца и долго беседовал с ним. Результатом этой встречи и стал старец Зосима. Сами Оптинские монахи отнеслись к литературному старцу более чем прохладно. Ежедневно имея перед глазами живой оригинал святой жизни, им было трудно принять его литературное отображение. Однако, как написал Розанов: «Вся Россия прочла его «Братьев Карамазовых», и изображению старца Зосимы поверила. «Русский инок» (термин Достоевского) появился, как родной и как обаятельный образ, в глазах всей России, даже неверующих ее частей».

Для Алеши не составляло никакого вопроса, за что они его так любят, за что они повергаются пред ним и плачут от умиления, завидев лишь лицо его. О, он отлично понимал, что для смиренной души русского простолюдина, измученной трудом и горем, а главное, всегдашнею несправедливостью и всегдашним грехом, как своим, так и мировым, нет сильнее потребности и утешения, как обрести святыню или святого, пасть пред ним и поклониться ему: «Если у нас грех, неправда и искушение, то всё равно есть на земле там-то, где-то святой и высший; у того зато правда, тот зато знает правду; значит, не умирает она на земле, а, стало быть, когда-нибудь и к нам перейдет и воцарится по всей земле, как обещано». Знал Алеша, что так именно и чувствует и даже рассуждает народ, он понимал это, но то, что старец именно и есть этот самый святой, этот хранитель божьей правды в глазах народа, — в этом он не сомневался нисколько и сам вместе с этими плачущими мужиками и больными их бабами, протягивающими старцу детей своих.


В монастырских скитах жило насколько покoлений Оптинских старцев. Один умирал, на смену ему приходил его ученик и последователь. И так почти 100 лет.

Там постоянно толпились посетители: крестьяне, купцы, помещики - попасть к старцу было не легко. Иногда приходилось ждать по нескольку дней. Те что по проще жили прямо у скита, ночевали под телегами. Когда же очередь подходила, у человека было 10-15 минут на беседу. В это короткое время нужно было порой уложить рассказ о целой жизни. Вот тут и случалось обыкновенное чудо. Bремя словно замирало, когда человек начинал говорить со старцем. За эти краткие минуты человек чувствовал, что старец удивительным образом вместил его в свое сердце. Со всеми его привязанностями, желаниями, стастями... вся его жизнь оказывалась освещена каким-то невидемым светом. В котором то, что раньше казалось сложным, запутаныным, неразрешимым, становилось вдруг ясным и очевидным.

Последним Оптинским старцем был Архимандрит Исаакий II - расстрелян 8 января 1938


P.S.

Ах, да! Владимир Владимирович Путин тоже посещал Святую Гору Афон. Уж в кельe какого из 19-ти монастырей он там жил, мне не ведомо, не у гос.служащего Кирилки же ему причищаться :)

Святая Гора Афон - Греция. Недалеко от г.Салоники, Халкидики. Третий полуостров (самай правя ножка)

halkidi_big

местность размером 6 на 37 миль, да считай что остров, так как местность отгороженная и закрытая а-ля Ватикан в Италии. Добраться можно только морем. Женщинам вход запрещен.(Так что вам мальчики заебись, а мне только "Афонские Встречи" Павла Троицкого читать :)) Мужчинам же требуется получение диамонитириона -разршения, визы на посещение. Находится там, как я уже сказала
, 19 монастырей.

Karta_Athos


Один из которых "Вотопедский" привлек мое внимание тем, что монахи его меняли озеро на коммерческую недвижимость, да так умело, что даже Гарвардская Бизнес Школа кинулась изучать сей опыт.
Впрочем это тема для отдельного поста. :)

P.P.S.

Кстати, Bертикаль Bласти(tm) не Путин придумал, и не КПСС, а Петp I. Такие дела.



Subscribe

  • Россия -Впечатлениа 3 - В каких случаях нужны кавычки?

    Купила местную газету. В разделе ДОКУМЕНТЫ объявления от Администрации Гагaринского райoна и Совета депутатов города Гагарин. Интересные шапки.…

  • Россия -Впечатления 2 (update)

    Нашла в почтовом ящике извещение от почтовой службы о заказном письме. Соседка сказала что это про налоги на хату. Откуда: Москва 373 На ФАМИЛИЮ ИМЯ…

  • Россия - Впечатления

    1. На улицах намордники носят единицы. В частных магазинах по желанию. В магазинах сетевой торговли типа "Перекресток" или "Пятерочка" заходишь и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments