Æлена (barskaya) wrote,
Æлена
barskaya

Category:

Воспитание

Идеального «русского человека» некоторые наши «интеллектуалы» часто определяют как богобоязливого, а когда встает вопрос о соотношении любви и страха (Бога вроде было велено любить, а не боятся), приводится аналогия с воспитанием детей.

Ребенок любит родителей и, боясь лишиться этой любви, следует родительским наставлениям и, тем самым, проходит процесс воспитания. Вот эта боязнь лишиться любви и есть богобоязнь.

Начнем с того, что у детей нет любви. То, что принимают за любовь, это, на самом деле, чувство глубокой привязанности ребенка к родителям. Назначение любви в том, чтобы мотивировать человека отдавать себя.
Отдавать себя своим детям, отдавать себя другим людям, отдавать себя своему предназначению (самоактуализация). Для этой роли подходят только зрелые люди. Ребенку нечего отдавать. Его задача – расти и набираться сил. О какой любви у детей идет речь?

Но не это ошибочное суждение пугает меня больше всего. Гораздо страшнее – мотивация воспитания через страх лишиться любви, лишиться уважения, лишиться позитивного внимания. Если в семье у ребенка действительно появляется такой страх, значит в семье уже не всё в порядке. Дети ни в коем случае не должны иметь опыта такого страха. На самом деле в большинстве семей хоть и говорят ребенку: «будь хорошим мальчиком или девочкой, а не то мы не будем тебя любить», но никто, ни родители, ни ребенок к этому серьезно не относятся. Однако и такая игра не идет на пользу.

У американского психолога Карла Роджерса есть интересные рассуждения о вреде воспитания через такого рода страхи. Роджерс называл это воспитанием через обусловленное позитивное внимание. Дети получают похвалу, внимание, одобрение и другие формы поощрения за поведение, которое от них ожидают значимые другие, особенно родители. Роджерс утверждал, что такое отношение к ребенку причиняет ущерб его становлению как полностью функционирующего человека по той причине, что ребенок пытается соответствовать стандартам других, а не определить для себя, кем он хочет быть, и добиваться этого. В таких условиях ребенок начинает оценивать себя как личность (что ценно, а что не представляет ценности для него) только с точки зрения ценности тех действий, мыслей и чувств, которые получают одобрение и поддержку («условия ценности» по Роджерсу). Этот процесс приводит к формированию таких взглядов и оценок самого себя (Я-концепция по Роджерсу), которые находятся в полном несоответствии с чувственным (организмическим) опытом и, следовательно, не служат прочной основой для развития здоровой личности.

Люди с таким воспитанием должны ограничивать свое поведение под постоянным контролем разума, так как их чувственный мир часто толкает их к поведению, запрещенному воспитанием. Следствие этого – потеря непосредственности в поведении, невозможность полного и открытого взаимодействия с окружающими. Такие люди легко поддаются манипулированию. Например, воспитанному так мальчику сверстники могут сказать «Не будь девчонкой, иди и сделай это». И тогда ребенок, чтобы получить похвалу от сверстников, может сделать то, что ему не свойственно. Все это и есть образ «русского человека».

А та самая душа, которую открывают на распашку только своим, в силу её легкой ранимости – это и есть истинная, но не развитая и неокрепшая личность человека, придавленная навязанной из вне Я-концепцией.

Совсем другое воспитание дает безусловное, позитивное внимание (назовём его для определенности либеральным воспи-танием). Это значит, что человека принимают и уважают за то, какой он есть, без каких-либо «если», «и» или «но». По Роджерсу, единственный способ не вмешиваться в тенденцию актуализации ребенка – это дать ему безусловное, позитивное внимание. Это означает, что ребенка любят и принимают без критики и оговорок. Это ни в коем случае не означает, что ребенку разрешают делать всё что угодно. Но родители лишь определяют границы дозволенного, выходя за которые ребенок вполне обоснованно получает наказание, но само наказание не должно быть ни в коем случае связано с оценкой ребенка как личности. Да и сами границы должны быть как можно шире, т.е. больше свободы.

Ребенок, воспитываемый в семье «русского человека», придерживающегося традиций, имеет много шансов стать «русским человеком». Только очень сильные личности могут переломить этот печальный ход событий. В нормальных условия либерального и демократичного общества «русский человек» обладает гораздо меньшей выживаемостью, по сравнению с человеком либерального воспитания. Многие родители, понимая это, желая добра своим детям и оставаясь всё теми же «русскими людьми», могут, тем не менее, дать им более свободное и более либеральное воспитание. Всё это дает надежду, что со временем Россия станет, наконец, нормальной страной.

Tags: богобоязнь, воспитание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments